ПРЕДИСЛОВИЕ К ФИЗИЧЕСКИМ ОПЕРАМ

ПРАЗДНИКИ АРХИМЕДА

 

    В конце 50-х - начале 60-х годов физики МГУ оказались неформальными лидерами времени «шестидесятников». Это было частным отражением известной, почти фольклорной дилеммы тех лет - «физики-лирики» или «что-то физики в почете...», идущей от Бориса Слуцкого. Физики были знаменем времени. К физикам относились с особым пиететом, их боготворили, причисляли к людям, приближенным к главным тайнам Природы. На первом месте в то время было покорение атома и Вселенной.  Проблемы науки и нравственности, решаемые в романах Митчела Уилсона («Живи с молнией», «Встреча на далеком меридиане») и Даниила Гранина («Искатели», «Иду на грозу»), в фильме Михаила Ромма «Девять дней одного года», находили восторженный отклик в сердцах молодежи. Взрыв советской атомной бомбы в августе 1949 г. привел к осознанию особой роли советской физики в мировом физическом сообществе.

 

 Не держите  на учете,

Что тогда из всех наук

Были физики в почете

Из-за очень важных штук.

 

Вслух тогда  и не звучало,

Разве только тет-а-тет,

Бомбы атомной начало

Вместе с замыслом ракет

 

Потому, как исключенье,

Был для физиков резон

Не попасть как лжеученье

Под критический разгон.

                            (А. Кессених, 1949г.)

  

  Физический факультет (ФФ) МГУ был крупнейшим заведением, выпускающим физиков широкого профиля. В 1953 году ФФ переехал в новое здание на Ленинских горах, студенты получили комфортные условия жизни и работы. Это еще больше подняло престиж ФФ. При огромном конкурсе на ФФ могли попасть только лучшие из лучших.  К этому времени относится и перелом в общественном сознании, связанный со смертью Сталина и арестом Берия. В воздухе повеяло свободой. Процесс освобождения от последствий тоталитарной политике протекал на ФФ чрезвычайно быстро и привел к студенческим выступлениям осенью 1953 года. На 1Y Отчетно-перевыборной Конференции комсомольской организации ФФ было принято решение, минуя всякие промежуточные органы, направить напрямую в ЦК КПСС письмо, в котором критиковались плохая организация учебного процесса на ФФ и оторванность факультета от важнейших проблем развития физики. Такое решение находилось в крайнем противоречии с существующими партийно-комсомольскими нормами.   Это было первым коллективным выступлением студентов против прежних "сталинских порядков", своеобразное проявление "хрущевской оттепели", получившее исключительный резонанс среди всех студентов Московского университета и Москвы.  Выступление завершилось явной победой студентов, на факультете появились академики, ранее обвинявшиеся в «идеализме», были введены новые курсы, произошла смена декана. Эти события привели к росту политического самосознания студентов и появлению новых форм их социальной инициативы. Отсюда ясно, почему именно физики МГУ оказались в конце 50-х - начале 60-х годов во главе неформальных молодежных движений "хрущевского" времени.

   Физики МГУ продолжали самоутверждаться, происходило общее моральное раскрепощение физиков, студенческое самоуправление развивалось. И это привело вскоре к масштабным социальным инициативам. Вот только некоторые них, которые : создание целинных строительных отрядов в 1958 - 59 годах; рождение традиции юмористических "Дней Физика" в 1960 г. (на физфаке первоначально - "День рождения Архимеда"); создание физико - математических школ - первая из них Колмогоровская школа-интернат при МГУ (1963 год); рождение физического искусства - сначала в виде серии  5 физических опер -капустников (1955 - 72 гг.) : первая - опера “Дубинушка», автор А. Кессених - (1955-57  годы), затем «Серый камень», автор А.Кессених (1956г.) и, наконец, самая известная - опера "Архимед", авторы В.Канер и В.Миляев (первая постановка - 1960 г.); а затем целой школы физиков-поэтов, бардов и композиторов. Но это -  уже 60-ые годы, хотя начало всем этим традициям было заложено именно комсомольской конференцией 53 года. Память о ней до сих пор хранят выпускники физфака 50 - 60-х годов, которые жили в атмосфере ею рожденной и для которых ее мощное последействие было осязаемой реальностью.

   Праздник Архимеда был учрежден по специальному решению Х Комсомольской конференции. Из Постановления Конференции: «Учредить праздник День Физика. Считать Днем Физика день рождения Архимеда». Постановить, что Архимед родился 7 мая 287 г. до н.э.» . Авторами идеи были культорги факультета Наталья Кабаева и Марина Артеменко. Вновь избранному на Конференции секретарю физфака Валерию Кандидову пришлось исполнять это постановление. Он действовал весьма решительно, вызвал в комсомольское бюро второкурсника Валерия Канера и пятикурсника Валерия Миляева и приказал им в двухмесячный срок подготовить программу праздника. В результате такого насилия родилась опера «Архимед», которая за 40 лет существования ставилась около 300 раз.

  Так в 1960 г. родился великий Праздник Архимеда.  Оргкомитету праздника пришлось преодолеть множественные препоны со стороны администрации физфака, которая пыталась всячески ограничить активность студентов. Секретарем парткома ФФ был тогда Игорь Иванович Ольховский, который организовал жесткую цензуру всех текстов и сценария праздника, который должен был состоять из трех частей - представления на ступенях ФФ, спортивного праздника и премьеры оперы «Архимед» в ДК МГУ. Партком потребовал, чтобы в его присутствии провели генеральную репетицию всего праздника. Комитет комсомола с трудом доказал, что это невозможно, так как потребует собрать сотни людей. И тут  Ольховский пошел на неожиданно демократический шаг: он прошел вместе с Кандидовым и начальником штаба праздника Анатолием Широковым по комнатам общежития, где проходили репетиции, шились костюмы, готовились декорации, и принимал все это «на месте». Обошлось и без утверждения сценария. А вот оперу пришлось полностью показать парткому, на заседании которого после генеральной репетиции разгорелись жаркие дебаты. Прежде всего, партком потребовал убрать из сценария строительство пирамид, на которое, по замыслу авторов, направлялся летом студенческий отряд. Члены парткома нашли в этом намек на рабский труд. В результате пирамиды были заменены на безобидный римский водопровод. Особенное  негодование со стороны парткома вызвали девочки из кордебалета, которые выходили на сцену на высоких каблуках, в купальниках и в длинных перчатках по локоть. Некоторые члены парткома увидели самую большую крамолу именно в этих перчатках и потребовали их снять. Перчатки удалось спасти только благодаря защите какой-то женщине, члену парткома, имени которой, к сожалению, никто не помнит. Хотя Ольховский и был жестким коммунистом, но тут он пошел на легкую «слабинку», видно, время было такое, дух перемен 60-го года коснулся даже таких людей, как он. Во время проведения следующих праздников он был гораздо жестче.

    И вот настал великий день первого  Дня Архимеда. Он был начат на ступеньках физфака представлением, ведущим которого был Александр Логгинов, ныне профессор кафедры колебаний ФФ. Каждый курс представлял свое художественное действо. Первый курс был в зеленых шапочках и коротких шортах. Четвертый курс представлял русскую тематику, они выкатили столы на колесиках, на которых были кипящие самовары, баранки, девушки оделись в русские сарафаны и танцевали вокруг столиков. На ступеньки выходили ученые - студенты в костюмах Архимеда, Ньютона, Резерфорда, Попова. Безусловной находкой был костюм Рентгена - в черном тренировочном костюме с наклеенными белыми ребрами.  Праздник был продолжен  шествием вокруг университета.  Ландау везли на четырехколесной тележке - электрокаре. На нее же взгромоздились Ведущий и Архимед с зажженными факелами.  На других колясках ехали ряженые - ученые, древние люди, черти. Огромная толпа двинулась по улице Лебедева, перекрыв всякое движение. Процессия торжественно вошла через зону «Б» на территорию университета необычным порядком, без всяких пропусков, были просто открыты ворота. Были при этом и небольшие приключения. Логгинов устал держать тяжелый факел и бросил его на землю. Тут же возник пожар, загорелись кусты, но пламя удалось быстро затоптать. Из зоны «Б» вся толпа прошла в клубную часть, где должна была состояться опера. Но представление очень долго не начиналось, потому что набилось в зал столько народу, что возникла опасность давки и того, что рухнет балкон. Потом все-таки опера состоялась и имела необыкновенный успех.   Такое «мощное» представление с большим хором, богами, прекрасными солистами смешением эпох, народов, с крамольным кордебалетом было первым в своем роде. Большая доля заслуги в успехе оперы принадлежала режиссеру - аспиранту Степану Солуяну; одна из его гениальных находок постановщика состояла в том, что он в третьем действии посадил на пьедесталы перед зданием физфака вместо Лебедева и Столетова Венеру и Марса.

  К первому празднику Архимеда был объявлен конкурс на лучший проект физфаковского значка. Победил Армен Сарвазян, который предложил соединить букву «Ф» с корнем из факториала. Партком принял этот значок как временное явление, указав, что в следующем году должен быть разработан значок нормальный, а не этот «сюр», значок политически выдержанный. Физически грамотный и математически осмысленный. Интересно отметить, что в настоящее время официальный бланк физфака и его печать носят на себе эту эмблему.

   Праздник Архимеда представлялся в счет традиционного ежегодного конкурса художественной самодеятельности университета. Но он не был зачтен, так как здесь не было канонических номеров, связанных с исполнением песен, с декламацией и т.д. В результате физфак оказался на предпоследнем месте. А члены комитета комсомола во главе с Кандидовым получили взыскания за аполитичное представление и за учиненные беспорядки: за толпы «посторонних» на территории университета, за сломанные двери в ДК и т.д.

  Следующему комитету предстояло Праздник Архимеда узаконить. Секретарем Комитета комсомола в 1961 году был Юрий Гапонов. Дело шло туго, ведь все тексты «пропускались» через партком.  В это время в СССР приехал с официальным визитом великий  Нильс Бор. Штабу праздника пришла идея пригласить Н.Бора на представление. Согласие на приезд Бора было дано за день-два до праздника и сразу сняло все препоны со стороны официальных организаций. В штаб подготовки праздника был немедленно введен профессор-астроном Кукаркин. Празднество получилось грандиозным. Один из курсов был выведен на ступени физфака в простынях (они изображали Сиракузский университет) в количестве 150 человек. Нильс Бор в конце сказал несколько слов, его переводил Ландау. По традиции обошли толпой вокруг физфака, и начался матч на стадионе: студенты-преподаватели. За преподавателей была команда, тренируемая Неудачиным.

  Перед началом оперы в ДК толпа студентов, сметая заслоны, ломая двери, ринулась в зал. Бора передавали, чуть ли не на руках, за ним - Ландау. Они были усажены в первом ряду, а зал, поднявшись, в течение 10-15 минут скандировал: «Нильс Бор, Нильс Бор...» После просмотра оперы Н.Бор взошел на сцену и сказал примерно такие слова: « Если студенты способны на такую же изобретательность и остроумие в физике, то за будущее физики я спокоен». Нильс Бор сидел в первом ряду с Ландау. Праздник «День Архимеда» произвел настолько сильное впечатление на Н.Бора, что он решил на следующий день снова приехать в Мгу и прочитать для студентов-физиков лекцию, хотя такой визит не входил в программу приезда. Лекция по фундаментальным проблемам квантовой механики длилась около трех часов, а ведь Бору было уже 82 года! После лекции он встретился с профессурой факультета и деканом В.С.Фурсовым. В конце встречи Бор, вспомнив о своем философском кредо - принципе дополнительности, Нильс Бор написал на стене кабинета кафедры теоретической физики свой девиз: «Contraria non contrarictoria sed complementa sunt» («Противоположности не противоречия, а дополнения»).  В книгу почетных гостей МГУ Нильс Бор записал:... «Артистизм и чувство юмора, проявившиеся в их ежегодном празднестве в честь Архимеда и его заслуг перед человечеством, произвели на мою жену и на меня действительно неизгладимое впечатление.»

   Рождение Дней  Физика положило начало бурному расцвету студенческого творчества. Число участников Праздников исчислялось сотнями, число зрителей - тысячами. Начиная со второго праздника, с Н.Бором и Л.Ландау, зрелище на ступеньках физфака начинает приобретать феерический характер. Праздник достигает апогея  в 1964г., когда число непосредственных участников достигло 304 человек, а праздник длился с 5 по 10 мая.  Праздник приобрел мировую популярность. Его снимало телевидение, о нем оповещало радио, писали газеты и журналы, в том числе  «Советский Союз», он попал на мировой экран. И, наконец, о физиках пишется книга - Л.Архипова «В поисках себя». То, что казалось пустячками, милой самодеятельностью студентов, превратилось в социальное явление. К физикам МГУ пришла мировая слава. Нарастает творческий экстаз 60-х годов. Праздник Архимеда перевоплощается в День смеха в МИФИ. По почину москвичей День Физика устраивают  в Ленинграде, затем в Новосибирске, Тбилиси, Ереване, Таллинне, Одессе.

   Праздник 1962 г. возглавлял Юрий Пирогов - человек исключительно организованный. Он оставил первый архив Архимеда. В этот год отмечалось 2250 лет со дня рождения Архимеда. Вел представление Диоген, который устраивал встречи Архимеда с Ломоносовым, Исааком Ньютоном, отцом Фидием, Рентгеном и в конце с деканатом. Очень интересны и красочны были отчеты курсов с первого по пятый. Было очень гостей с поздравительными речами и подарками - из Тбилиси, Киева, Ленинграда. И, конечно, опера «Архимед».

   Праздник 1963 года готовил Равиль Гайнулин. Он был самым грандиозным.   На этом празднике не было Нильса Бора, который умер в 1962 г., не было и Ландау, попавшего в автомобильную катастрофу, но зато были все остальные «киты», а оформление факультета было столь внушительным, что посмотреть, что будет происходить, народ прибежал со всей округи. Тысячи человек толпились перед факультетом в ожидании начала.  Ведущим праздника был Геннадий Иванов, переодетый в костюм римского легионера. Действие происходило как бы на обратной стороне Луны, где в связи с нехваткой места на физфаке для лабораторий открывался филиал физического факультета. Фасад факультета стараниями Равиля Гайнулина был украшен огромной ракетой от первого этажа до крыши. Но ракета появлялась потом, а вначале она была закрыта огромным занавесом фантастической красоты, небесного цвета с блестками. Этот занавес падал вниз по команде Равиля, который как генерал на поле битвы следил  за всем происходящим. По натянутой струне с крыши физфака к памятнику Ломоносова слетала другая здоровая ракета с взрывами и пламенем это был нежный выпад в сторону любимых химиков, с которыми тогда воевали во всех аспектах студенческой жизни. Был приглашен Герман Титов, но к открытию праздника он не приехал, и неизвестно было, приедет ли вообще.

Из воспоминаний Г. Иванова как ведущего праздника 1963 г.: «Праздник шел своим ходом, весело рапортовали курсы, приветствовали Архимеда иностранные и наши гости, как вдруг мне сообщили, что Титов приехал и ждет, а чего ждет - неизвестно. Обстановка была накаленная, я уже устал, взял да сдуру и объявил: «товарищи, к нам на праздник приехал Герман Титов!» Что тут началось! Все стали как безумные вопить: «Титова в ракету!» Дружинников смяли, провода порвали, радио не работало минут десять. Титова не рискнули выпустить прямо на публику, а только на балкончик ракеты, выход на который был со второго этажа физфака. Титов сказал очень теплую речь о том, что он рад побывать на обратной стороне Луны, что это его давнишняя мечта и что он надеется, что побывает там по-настоящему... Народу захотелось пообниматься с Титовым, и его публика стала просить спуститься вместе с Архимедом вниз. Я долго его уговаривал это не делать, приводя всякие аргументы, в том числе и то, что лестница очень крутая и спуститься по ней можно только почти ползком, т.е. повернувшись задом к публике, а это неудобно. Это окончательно убедило его в обратном. Глаза у него загорелись. Я не смог удержать его даже за пиджак, а он бодренько так, не касаясь руками лестницы, просто сбежал по ее вертикали, а за ним кряхтя спустился Архимед - Саша Логгинов и чуть бодрее я. Опять смяли дружинников и микрофоны. Титов уехал без одного ботинка и пуговиц пиджака. На следующий праздник они были выставлены в музее Архимеда, но проведенная экспертиза доказала, что эти экспонаты, как и все остальные, были фальшивые, что не убавляло их ценности». 

 В том же году делегация физфака была на  первом  празднике День Физика в Ленинграде. На этом празднике выступали Фок, который в течение 40 минут писал на доске формулы и в паузах между ними говорил, что Эйнштейн очень заблуждался и он (Фок) при помощи переписки пытался поставить  Эйнштейна на путь истинный. Выступал и Александр Прохоров, приглашенный как выпускник Ленинградского университета, который «травил анекдоты». Один из них хорошо запомнился участникам этой встречи: когда Прохоров работал в редакции «Техника - молодежи», редакция получала множество писем и однажды получила такое ехидное письмо: «Правда ли, что электроны голубые, а протоны красные, как их рисуют в вашем уважаемом журнале?»

   Первый кризис наступил в 1964 году. Выручили оперы. Праздник 1964 года был исключительно лиричен и целиком построен на материале опер.  Но ему повезло - именно он попал в кино. Режиссер Ниточкин снял фильм «Гвоздики нужны влюбленным», где большая часть посвящена студенческим традициям в мире. Там были показаны похороны в Венском университете, в Париже студенты Сорбонны жгут карету с разным хламом во дворе университета, а в СССР был выбран наш «Архимед»

   В 1965 году праздник просто отменяется. Виновником был тогдашний секретарь комитета Борис Ишханов, у которого не было сил и желания проводить его.  Но в 1966 году, под большим нажимом студентов он все-таки состоялся. Думали, что он будет последним, поэтому содержание его было траурным - Архимеду в конце Праздника ставили памятник, что было намеком на конец традиции. Но появившаяся 18 марта 1967 года в «Комсомольской Правде» статья Елены Лесото, посвященная Празднику 1961 г., на котором присутствовал Н.Бор, помогла возрождению Праздника. Он просуществовал еще три года, постепенно теряя поддержку и энтузиастов. В 1969 году он кончился, изжив себя, как говорили. Архивы 1967-69 гг. не сохранились.

  К 1969 г., по скромным подсчетам, через праздники физфака в качестве исполнителей прошло около 700 человек. В 1969 году он уже не состоялся. Была только печальная генеральная репетиция, после которой партком все запретил. Идея себя исчерпала, время изменилось. Руководство физфака в 1970г. «отчислило» оперу «Архимед» с факультета, и она переселилась в ДК Курчатовского института.

  После десятилетнего перерыва праздник возродился и сразу же собрал аудиторию, превышающую возможности оргкомитета.

 

   Удивительно то, что оперное искусство просуществовало столькие годы и выжило, о чем свидетельствует последняя постановка оперы  «Архимед», осуществленная В.Канером  в ДК МГУ в 1996 году на 70-летний юбилей Рема Викторовича Хохлова, когда Венеру пели сразу три исполнительницы: Дина Крицкая, Любовь Богданова и   Любовь Гордина.            

 

  Основной ощущение, которое осталось от праздников «Архимед» - это огромный энтузиазм. Люди ломились на представления. Чтобы что-то увидеть, происходящее на ступенях физфака, нужно было изловчиться занять удобное место - например, на пьедесталах статуй. У всех внутри работал какой-то мощный источник энергии, поэтому нравилось все - и демонстрация в простынях по университетским улицам, и футбольный матч студентов с преподавателями, и факельное шествие с одним единственным факелом, сопровождаемым пожарной машиной. А вершиной праздника всегда была опера. Здесь энергетический поток достигал пика. Попасть на нее было чрезвычайно трудно. Один из постоянных зрителей оперы Николай Николаевич Константинов вспоминает, что студенты еще днем прятались в оркестровой яме, и перед началом представления она уже была полной. Очень многие попадали в клуб без билетов, а те благодушные оптимисты, которые надеялись на свой билет, часто оказывались за дверьми - к тому времени, когда они приходили, зал уже был заполнен безбилетниками. Началась давка, крики, в дверях творилось что-то невообразимое, их тщетно пытались закрыть. Наконец, выходил Кессених и начинал читать либретто. Священнодействие начиналось...   Некоторые исполнители обладали прекрасным голосом, других было еле слышно, но это было неважно. «Оперу нельзя испортить никаким исполнением, и сегодня мы лишний раз докажем это».  Драматизм спектакля искупал все. Сцена гибели Архимеда всегда звучала без всякого фарса и воспринималась, как настоящая трагедия.

   И вот спектакль окончен, публика без конца вызывает исполнителей, всем жалко расставаться, актеры выходят на сцену, все в зале встают, и звучит гимн «Дубинушка» Бориса Болотовского.  В эти минуты все - и зрители, и исполнители - становятся одной огромной душой.

    Прекрасные слова Н. Константинова: «Есть факультет, где все помечены одной печатью - печатью мечты о прекрасной несбыточной жизни - физике». И эту мечту физики воплотили в свои праздники.

     

 Светлана Ковалева

 

Виртуальный тур и фильмы о факультете

Вестник МГУ. Серия 3.
Физика. Астрономия


новости | о факультете | подразделения | образование | наука | календарь | сотрудники | выпускники | ссылки
Последнее обновление: 28.08.2007  связаться с нами
© 2018 Физический факультет МГУ. Все права защищены.