Герман Степанович Жданов

(к столетию со дня рождения)

Скромно было отмечено 100-летие со дня рождения Германа Степановича Жданова, одного из пионеров рентгеноструктурного анализа в Советском Союзе, теперешней России. Не трубили фанфары, не били в барабаны, не гремели залпы орудий: не очень велик ранг профессора по сравнению с теми эпохальными событиями, которые совершаются за дверями учебного заведения даже такого знаменитого, как Московский Государственный университет им. М.В.Ломоносова.

Родился Герман Степанович Жданов 11 августа 1906 года в Санкт-Петербурге. По социальному происхождению из личного листка следовало, что он из крестьян. А реально, его отец Степан Николаевич Жданов был журналистом и работал до 1924 года, на пенсию ушел как инвалид труда. Мать Надежда Порфирьевна, урожденная Медведева, до революции работала машинисткой и училась на Высших женских курсах. В 1917 году она стала врачом и верно служила этой благородной профессии, что было отмечено присвоением ей звания заслуженного врача РСФСР в 1950 году. В 1930 году Г.С.Жданов окончил физическое отделение Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова по специальности радио-рентгенология. Он знал три языка: английский - разговаривал, немецкий и французский - читал. Опубликовал свыше 250 научных работ, более 10 учебников, учебных пособий и монографий. Имел 5 авторских свидетельств на изобретения. Еще до окончания МГУ Г.С.Жданов работал лаборантом, а затем инженером авиазавода, затем заведующим рентгеновской лабораторией Центрального государственного института цветных металлов до 1935 года, а также, сначала по совместительству ассистентом, а затем и на основной ставке доцента физического факультета МГУ до 1938 года. С 1938 года он стал заведующим рентгеновской лабораторией научно-исследовательского физико-химического института имени Л.Я Карпова по 1960 год, а с 1948 по 1951 был зам. директора этого института по науке. В эвакуации был старшим преподавателем кафедры высшей физики Военной академии бронетанковых и механизированных войск в Ташкенте (1942-1946 гг.). Он любил говорить о том, что во время ВОВ в трудах Академии в Ташкенте опубликовал работу по физике кумулятивного прохождения снаряда через броню. С 1946 года по совместительству был заведующим кафедрой Московского механического института по 1953 год. Далее его жизнь неразрывно переплелась с физическим факультетом. Он имел одиннадцать наград из них три ордена: два "Трудового красного знамени" и "Знак почета". Он очень гордился своим военным званием - солдат! Среди профессоров физфака это была редкость.

Для физиков и химиков имя профессора Германа Степановича Жданова олицетворяет целую эпоху становления Советской школы рентгеноструктурного анализа кристаллов, металлофизики, физики твердого тела и применений дифракционных методов в исследовании материалов в промышленности. С его именем связана не только наука, но и то, что, может быть, не менее важно - подготовка научных кадров. Его учебники по рентгеновскому анализу и физике твердого тела оставались непревзойденными по методике изложения самых трудных проблем структурной физики твердого тела и кристаллов на протяжении десятилетий. В довоенное и после военное время (Великая Отечественная Война, 1941-1945 гг.) не было более знаменитых учебников и монографий, как написанных Г.С.Ждановым или с его участием. Только подготовка рентгеноструктурщиков уже сделала фигуру Г.С.Жданова эпохальной. Г.С.Жданов создал учебные курсы, которые обладали мировыми достижениями. Его учебник "Физика твердого тела" переведен на японский, английский, испанский языки. Хочется отметить, что твердое знание общей физики, ее основ было характерно для ученых дружной семьи Г.С.Жданова и В.И.Ивероновой. Жена Г.С.Жданова, заведовала самой большой кафедрой физических факультетов СССР. Обучение на обеих кафедрах велось в значительной мере в практикумах. Перефразируя классиков можно сказать: без практикума физика мертва! Основу физики составляет опыт, и чем он нагляднее, тем и полезней для обучения студента.

Многие видели аккуратно исписанные карандашом Г.С.Жданова листы бумаги, (он не любил "механизированных орудий труда - разбалтывающихся шариков и брызгающих чернило авторучек), где с помощью обычной резинки убирается то, что не нужно. Текст компактно, практически без интервалов располагался так, что можно было видеть все поле рукописной деятельности при его четком почерке. Такой способ позволял уложить на одной странице добрую половину лекции. К лекциям Г.С.Жданов готовился тщательно, тоже было и с научными докладами. Как он понимал, прежде всего, надо, чтобы было интересно и понятно слушателям. Это был прообраз работы на компьютере! А изложение - современные презентации. Г.С.Жданов был главным, признанным металлофизиком страны (из воспоминаний академика Н.В.Белова). Директор института Кристаллографии академик Б.К.Вайнштейн признавал главенство Г.С.Жданова в развитии всего рентгеноструктурного анализа в СССР. Г.С.Жданов одно время увлекался расшифровкой сложных химических соединений. Расшифровка атомной структуры карбида бора легла в основу его докторской диссертации (1941 г.). Для этого соединения была найдена новая необычная структура, в которой бор образует компактные группы из 12 атомов, расположенных по вершинам икосаэдра, а углерод - линейные цепочки из трех атомов. Известные американские ученые Хоард и Кларк смогли расшифровать эту структуру, только ознакомившись в 1943 году с результатами исследований Г.С.Жданова и Н.Г.Севастьянова, и полностью подтвердили их данные. Исследования Г.С.Жданова по структурам карбида бора и карбида кремния были удостоены в 1947 году премии им.А.Н.Баха. Таблицы рентгеновских погасаний Жданова - Поспелова оказали огромную практическую помощь, значительно облегчив труд многих структурщиков при определении пространственных групп кристаллов. Большой вклад Г.С.Жданов сделал в теорию прямых методов определения структуры кристаллов ( метод Жданова-Санадзе).

Структуры сверхпроводящих, органических, комплексных, ферритов и комплексных соединений были расшифрованы его учениками при непременном участии Г.С.Жданова. Он был заместителем директора по науке физико-химического института им. Карпова. Там, еще до ВОВ, он создал первую в Советском Союзе рентгеноструктурную лабораторию по расшифровке структур химических соединений. В 1952 году выполненные совместно с З.В.Звонковой работы по кристаллохимии металлов в 1952 г. АН СССР удостоила премии Д.И.Менделеева. А заслуги в области рентгеновской кристаллографии были отмечены позднее и Федоровской премией АН СССР. Параллельно велись исследования по структурам сегнетоэлектриков. Г.С.Жданов был увлечен новыми областями знаний: физика твердого тела, нейтронография, аннигиляция позитронов, эффект Мессбауэра, молекулярная биология, сегнетоэлектрики. Так за поставленные им и проводимые работы его выдающемуся ученику Ю.Н.Веневцеву и ряду других ученых была присуждена Государственная премия за 1975 год. Отличительная черта Г.С.Жданова, - он безболезненно реагировал на начинания своих учеников и сотрудников. Придя в МГУ на кафедру рентгеноструктурного анализа, он сразу поддержал развитие аппаратурной тематики, главной по тем временам на кафедре. Активно до его прихода этой темой занимался М.М.Уманский. Это была настолько полезная деятельность, что рентгеновские камеры, которые изготовлялись в мастерских физического факультета, а затем на Ленинградском инструментальном заводе и в СКБ рентгеновской аппаратуры (Объединение "Буревестник") распространялись не только в СССР, но и за рубежом. Здесь уместно напомнить о его собственной аппаратурной деятельности. Появился первый в мире текстур - гониометр в дипломной работе Г.С. Жданова. Развертка механических напряжений металлов в рентгеновском диапазоне была сложной и физической и аппаратурной задачей. Только увлеченный идеей ученый мог довести эту работу до конца и создать текстур-гониометр. Из воспоминаний Н.В.Белова следовало, что уже в 27-28 лет Г.С.Жданов был известным металло-физиком, часто он принимал участие в научных конференциях и отличался высоким спортивным и культурным интеллектом. За ним всегда тащился шлейф поклонниц. Г.С.Жданов знакомил научную общественность с физической литературой, выступая редактором переводов иностранных книг. Полезность этого занятия неоспорима, она приносила заработок и известность. Как вспоминал Б.К.Вайнштейн на первом совещании в Ленинграде по рентгеновской аппаратуре, Г.С.Жданов ознакомил ученых с только что появившейся работой Габора по голографии, разъяснил и предсказал ее значимость и в оптике и в рентгеновском анализе. Тем, кто делает первые шаги в молекулярной голографии интересно знать и другие шаги Жданова в этом направлении. Числовой символ Жданова нашел широкое применение не только в теории плотной упаковки, но и в описании структурных нарушений, дислокаций и ошибок роста в кристаллах, описания явления политипии. С 1963 года по 1971 год он был заведующим отделения физики твердого тела и председателем Совета этого отделения. В это время он стал заведующим проблемной лаборатории "Атомно-кристаллической структуры веществ с особыми физическими свойствами". Кроме того, научную деятельность он осуществлял также в карповском физико-химическом институте, оставаясь не формальным научным руководителем лаборатории. Перевод новых профессоров с кафедры общей физики В.И.Ивероновой, А.А.Кацнельсона и И.А.Яковлева (с кафедры физики кристаллов) на кафедру физики твердого тела, а также предшествовавший уход с кафедры Н.С.Андреевой с молекулярной биологией и И.Б.Боровского с рентгеновской спектроскопией в АН СССР был его инициативной перестройкой деятельности кафедры на новый лад. К сожалению, затухла аппаратурная деятельность на кафедре. Перестройка, как теперь все хорошо понимают, не всегда приводит к добру. Были заброшены работы по сверхпроводящим соединениям, в результате расстроилась связь с институтом физических проблем АН. Виной был курьезный случай. Образцы с редкоземельными элементами и драгметаллами, содержащими висмут, при проверке в ИФП показали три перехода с падением сопротивления выше азота, до 40 К и обычный сверхпроводящий переход около 4 К. В инертном газе азоте, который использовался при плавке в качестве нейтральной защитной атмосферы и привозился из ИФП, оказался кислород. Обратили бы внимание Г.С.Жданов и Н.Е.Алексеевский и высокотемпературная сверхпроводимость пала бы в начале 60-х годов, а они разошлись. При множестве вновь возникших обязанностей Г.С.Жданов все - таки находил время заниматься научной деятельностью. Особенно ему удавались консультации сотрудникам кафедры, что он делал с особым удовольствием. Он поддержал изумительные исследования по дифракции с Комптон-эффектом и диффузное рассеяние, начатые на кафедре Е.В.Колонцовой и И.В.Телегиной, а также их исследования по физике радиационных повреждений кристаллов. Согласился проводить преддипломную практику не на заводах, а в академических институтах и ОИЯИ. После одной из таких практик было закрепление за студенткой З.Папуловой места выполнения дипломной работы в ОИЯИ, где она выполнила исследования по времени пролета УХ нейтронов, а затем была награждена орденом "Знак почета" за участие в создании искусственных алмазов в институте высоких давлений. Г.С.Жданов осуществлял вместе с сотрудниками поиск новых научных задач. Он находил время, чтобы собственноручно написать предисловие к диссертациям своих аспирантов. По инициативе Г.С.Жданова в самом начале использования ЭВМ в 1952 г. для Карповского института нашей промышленность была изготовлена первая специализированная ЭВМ "Кристалл", что явилось началом организации вычислительного центра в институте. Вычислительные методы уже в конце 50-х годов широко использовались на кафедре в кооперации с ВЦ МГУ. А компьютерная автоматизация эксперимента уже проявилась в начале 70-х. Потребности в подготовке специалистов того или иного профиля Г.С.Жданов чувствовал хорошо. Он подготовил 60 кандидатов наук, 8 стали при его жизни докторами, число которых затем умножилось. Научная школа профессора Г.С.Жданова, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, иностранного члена Саксонской Академии наук (Лейпциг, ГДР) была известна не только в СССР, но и за рубежом. Она была самой многочисленной и по выпуску кандидатов и докторов наук. Окружение ученых признавало его огромные заслуги в науке. Он был членом Национального комитета советских кристаллографов, заместителем главного редактора журнала "Кристаллография", член Научного совета АН СССР по образованию и структуре кристаллов, членом редколлегий двух Международных журналов: "Физика и химия твердого тела" и "Сообщения по физике твердого тела". Г.С.Жданов был членом Программного комитета и членом Международного союза кристаллографов. В течение трех созывов был депутатом Московского городского совета. То, что Г.С.Жданов не был избран в АН СССР, но часто выдвигался физическим факультетом, есть доля вины самого Г.С.Жданова: он не вписывался в круг стяжателей наград, премий, просто говоря на современном жаргоне, не входил в "научную" мафию. Мафия, как и коррупция, бессмертны. С другой стороны широта его интересов в науке не позволяли его выделять определенно, кто он физик, физико-химик, кристаллограф и т.д. Сидеть в науке на многих стульях, как показал его опыт, нецелесообразно. Специализированное научное направление - "хобби" должно быть весьма определенным. Смешной ответ: твердотельщик-нанонист! Современная область старых знаний на уровне фазовых превращений, зародышей фаз и есть нанотехнология! Г.С.Жданов любил ясные ответы, и его выступления были понятны всем.

Определенно можно сказать, что достижению мирового уровня советская, а затем и российская рентгенография обязана в значительной мере неутомимой и плодотворной научной, педагогической и общественной деятельности Г.С.Жданова.

Зав. кафедрой физики твердого тела профессор А.С.Илюшин
профессор Р.Н.Кузьмин

Виртуальный тур и фильмы о факультете

Вестник МГУ. Серия 3.
Физика. Астрономия


новости | о факультете | подразделения | образование | наука | календарь | сотрудники | выпускники | ссылки
Последнее обновление: 30.07.2007  связаться с нами
© 2018 Физический факультет МГУ. Все права защищены.